Понедельник, 18.02.2019
канал "Пообщаемся"
Меню сайта
Категории каталога
Детская страничка [4]
Наш город [5]
Спорт [9]
Рыбалка [7]
Компьютер [15]
Юмор [10]
Календарь [17]
Фотография [11]
Экскурсия по сайту [2]
Поздравления [4]
За гранью [7]
Музыка [4]
Это интересно... [10]
Праздники России
Главная » Статьи » За гранью

Дракула
Дракула

Многие считают, что этот монстр — выдумка. Увы, они ошибаются.
Жуткие дела творились в древнем замке. Скажем, к вечеру подъезжала карета, и пассажиры, боящиеся ночных разбойников, посылали слугу к хозяину — узнать, не будет ли он столь добр, чтобы предоставить ночлег путешествующим? Слуга возвращался и объявлял, что сиятельный владелец замка почтет за счастье разделить ужин с нежданными гостями и предоставить в их распоряжение лучшие покои. Но с заходом солнца, когда постояльцы расходились по комнатам, очарованные и изысканными кушаньями и любезной беседой, начиналось нечто страшное.
Гостеприимный князь, оставшись в одиночестве, вдруг превращался в ящерицу и сквозь щель под дверью проникал в спальню, отведенную одной из приезжих дам. Здесь он принимал прежний облик, и если дама еще не спала, она не успевала даже вскрикнуть — жестом и взглядом, источавшими колдовскую силу, он лишал ее воли. Заснувшую, наоборот, пробуждал, но это было пробуждение сомнамбулы, беспрекословно подчинявшейся любому желанию странного, неизвестно как очутившегося тут человека. Манипулируя послушным телом женщины с выключенным сознанием, он удовлетворял свою похоть, не теряя вместе с тем настороженности: не идет ли кто? Да, кажется, шаги. Мужские - вероятно спутник его жертвы, почуявший неладное. Надо задержать его! Щелчок пальцами — и под ногами беспокойного постояльца рушится лестница, он падает в потайной подвал, где к нему тянется ревущий от голода медведь. Уже и другие гости, поднятые шумом, выскакивают в коридор, устремляются на помощь друг другу, однако одновременно на недалеком погосте разверзаются могилы, из-под крышек гробов вылезают безглазые покойники и, гремя костями, идут к замку. Их позвал Хозяин — хозяин дворца, которого вот-вот настигнет возмездие. Безмолвные, наводящие ужас мертвецы заполняют помещение. Пока они теснят людей из кареты, в спальне дамы распахивается окно и оттуда взмывает в воздух клыкастое существо с крыльями огромной летучей мыши за спиной...
Это — Дракула, жестокий служитель потусторонних сил и радушный, обаятельный вельможа. Чего он только не вытворял. Убивал и замуровывал в каменные стены неугодных, в дерюжном мешке сбрасывал непокорных в пропасть, науськивал на упрямых сонмы скелетов... Его изуверству и изощренному садизму были миллионы свидетелей. Он был реальной, вполне конкретной исторической личностью.
В словаре Брокгауза и Ефрона о нем записано: Влад Дракул, умер в 1446 г.— князь валахский. Отличался жестокостью. О нем сохранилась древняя русская сказка под заглавием «Сказание о смутьянском воеводе Дракуле», изданная А. Н. Пыпиным в «Очерке литературной истории старинных повестей и сказок русских».
Наиболее же подробными сведениями располагает о нем Корнелий Леу, известный румынский писатель и автор романа «Плач Дракулы» Именно его мы попросили поделиться подробностями биографии монстра. Он родился, рассказал К. Леу, в Румынии, о чем и теперь путеводители извещают, например так: Город Сигишоара. Машиностроительная и текстильная промышленность, производство фарфора и фаянса. В городе сохранился дом, принадлежавший Владу Дракуле.
Крепость эта нередко арендуется на ночь компаниями богатых европейцев. Они платят немалые деньги, надеясь на встречу если не с беспокойным призраком Дракулы, то хотя бы с привидениями — некогда загубленными им красавцами. С наступлением темноты залы крепости и впрямь наполняются шорохами, скрипом половиц, внезапными стуками. Разыгравшееся воображение различает в них крадущиеся шаги, смех и мучительные стоны, быстрый шепот и оборванные вопли... Это высохшее за века дерево — балки, брусья, Доски,— впитывая сырость сумерек, оживает и, исторгает пугающие звуки.
Тень человека, чье имя, благодаря фильмам, стало чуть ли не нарицательным, влечет сюда любителей мистики и острых ощущений.
— Между тем,— говорил мне Корнелий Леу,— они и не подозревают, что подлинные деяния этого румынского господаря превосходят все приписываемое ему.
Долгие годы отдал Корнелий Леу архивным изысканиям. Прозаику помогали ученые. В византийских, польских, сербских, швейцарских хрониках, в одной из рукописей московской Румянцевской библиотеки нашли они упоминания о трагической судьбе некоего крестоносца — рыцаря Ордена повергнутого дракона: земли и поданные рыцаря были порабощены турками, а 12-летний отпрыск его, чтобы бывший крестоносец оставался покорным, содержался заложником в Оттоманской империи. Звли его Влад, сын Драку (дракона). То есть Влад Дракула.
В плену у турок были люди разных национальностей, захваченные в соседних странах, а ряды янычар пополнялись за счет детей, насильственно отбираемых у родителей. Детей будущих янычар, приучали убивать, причем с непременной улыбкой на устах, и тот из них, чья фантазия изобретала особенно мучительный способ смерти, получал похвалу наставника. Скорее всего, Влад прекрасно усвоил такие уроки.
Он не дождался посвящения в янычары — через семь лет, когда умер его отец, юношу отпустили домой — ему надлежало наследовать княжество. Отпустили на условиях подчинения Оттоманской империи и аккуратной выплаты дани. Но Влад, очутившись на родине, взбунтовался — призвал чиновников, приставленных к нему для надзора, и повелел убираться восвояси. И еще приказал передать всем и каждому турку: пусть не смеют появляться в его пределах, он этого не потерпит.
Подобного дерзкого оскорбления империя простить ему не могла, двинула в поход двухсоттысячную армию. И вот тут-то сделал Влад первый шаг к новой фамилии, под которой и вошел в историю Румынии. Располагая войском в двадцать раз меньшим, он занял несколько крепостей, выслал далеко вперед отряд отчаянных удальцов, пожелав, чтобы они захватили турецкий авангард.
Те с заданием справились. Справились и с другим поручением своего господина — полоненных и связанных турок посадили на колья. Число казненных в архивах не сохранилось, но, верно, их было много — вкапывали колья по обе стороны 30-километровои дороги, по которой двигались наступающие войска врага. И еще добавляет молва: к захваченным офицерам относились в соответствии с их чином — колья для них золотили охрой.
Достигли этой Дороги турки, записано в хрониках и случилось то, на что рассчитывал Влад Дракула— дух непобедимой армии был подорван. Они попятились, но там, куда отступая, они приходили, заставали те же колья с насаженными на них янычарами. Тогда-то и получил Влад прозвище: Цепеш (от Румынского слова «кол»).
Впрочем, похоже он расправлялся и с соотечественниками, уличенными в предательстве, грабеже, насилии, лжесвидетельстве, вымогательстве. В зависимости от обстоятельств (или настроении Влада) им вскрывали шейную вену и, подвесив за ноги, выпускали кровь. Им отрезали половые органы, отрубали руки, выкалывали глаза, зарывали в землю в гробах с покойниками. Распутницам заталкивали в определенное место раскаленные куриные яйца, блудодеев заставляли есть собственные гениталии.
Споро приговаривал Влад к посажению на кол и бояр, покушавшихся на его власть. Слухи о методах правления румынского господаря проникли и в Московию, где по требованию Ивана 3 зафиксированы они на бумаге— вроде бы в поучение потомкам, а может, и себе; почему бы и не позаимствовать опыт
— Есть догадки, что записи эти читаны и Иваном Грозным, правда, в отрочестве,— рассказывал Корнелий Леу.— А в них, между прочим, встречаются строки, будто в Румынии при каждом колодце имеется золотая кружка, и никто не решается укрась ее. И нападения на торговые караваны, на одиночных купцов прекратились — даже самые лихие люди боялись лютого наказания.
Римский папа Пий П, будучи кардиналом, в путешествии по Европе встретил Влада Цепеша и в сочинении «Космография» изложил о нем первое впечатление:
«Я увидел человека среднего роста с высоким лбом и с лицом, резко сужающимся к подбородку». Кажется, Пию П Влад понравился — глава Ватикана пригласил к себе двоюродного брата господаря и вручил ему значительную сумму: передайте Цепешу, тут достаточно денег, чтобы собрать доброе воинство и разбить иноверцев... Однако двоюродный брат деньги присвоил, обманом заточил Влада в тюрьму. А в оправдание выпустил книгу, напридумав для нее столько зверских сцен (в дополнение к действительно имевшим место), что у читателей дыбом вставали волосы: Господи, каким же негодяем и злодеем являлся Влад Цепеш. Брат сопроводил повествование рисунками казней — столь натуралистическими, что и ныне, взглянув на них цепенеешь.
— Это была,— продолжал К. Леу,— первая в мире из выпущенных типографским способом книга не религиозного содержания. Все, что печаталось прежде, носило религиозный характер.
Пока Влад Цепеш сидел в тюрьме (а в конце концов он был убит вместе с сыном), стараниями брата вышло несколько таких книг, и мрачная слава разнеслась по Европе. Размножались портреты заточенного в темницу господаря. Часть из них ученые нашли в Будапеште, Нюрнберге, Вене, Берлине, Британском музее... Простой народ, всегда готовый постоять за несправедливо обиженного, не скрывал сочувствия к заключенному, и постепенно, со сменой поколений, выветривалось (если не из памяти, то из фольклора) все, что лишало хоть малейшей привлекательности образ Влада. Забыта и первоначальная его фамилия — Дракуля. Кто такой Дракуля — не всякий ответит, а вот Цепеш — этот известен в Румынии всем.
Категория: За гранью | Добавил: Samael (08.04.2009) | Автор: Сергей
Просмотров: 606
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Привет: Гость

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!

Друзья сайта

Рейтинг@Mail.ru
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Посетители сайта за сегодня:

Пообщаемся© 2019